Аркадий Вяткин: Механизмы магии

Одной из черт евро стиля мышления и так именуемого "здравого смысла" является рвение привести все факты, сведения, информацию о самом для себя и об внешнем мире к некому общему знаменателю, неистребимое желание разложить все "по полочкам" в виде максимально четких и определенных законов, стандартов, теорем, где одно выводилось бы из другого, имело Аркадий Вяткин: Механизмы магии бы точные границы и определенность, создавая воспоминание законченности и порядка, и в то же время практически патологическая нелюбовь к различного рода неясностям, расплывчатости, двусмысленным определениям.

Хаос и неупорядоченность в большинстве собственном не находят места в современной системе познания, а если и упоминаются, то исключительно в уничижительном Аркадий Вяткин: Механизмы магии, нехорошем смысле. Со времен Лапласа хаосу отказывают "в праве" на существование, лицезрев в нем не состояние материи, а только только отсутствие познаний, скудоумие самого естествоиспытателя.

Вся материя как и раньше признается совершенно точно упорядоченной и структурированной, где роль исследователя сводится к чисто механистическому, по способности зеркальному, скрупулезному, фотографическому отображению этой Аркадий Вяткин: Механизмы магии, типо, стоящей домом, отстраненной действительности, не допуская даже частей фантазии и творчества.

Следует, но, сказать, что хаос и кавардак - это не только лишь итог слабости за счет несовершенства устройств либо дебильности изыскателя, да и разновидность бытия в неопределенной, вроде бы произнесли буддисты - "пустой", да и в нескончаемо неоднозначной, "заполненной" форме Аркадий Вяткин: Механизмы магии.

Вроде бы мы ни старались, но мы определяем только внешнюю сторону предметов. Что касается внутреннего содержания, то тут вероятна познаваемость только в самых общих чертах. И чем поглубже мы опускаемся на микроскопичные уровни исследования, тем ситуация становится все более обобщенной и все наименее определенной, наименее четкой. Более Аркадий Вяткин: Механизмы магии маленькие объекты, если они когда-то и видны, то утрачивают для нас все признаки их особенности, становятся неотличимыми поначалу один от другого, а позже и от небытия. Мы никогда не сможем сказать: "Вот он этот самый атом" либо: "Вот электрон, который мы находили". Мы имеем в собственном распоряжении атом "вообщем" и электрон Аркадий Вяткин: Механизмы магии "вообщем". Мы имеем дело только со схемами либо знаками страшенно отдаленных от нас объектов, как в пространстве, так и во времени, как очень огромных, так и ничтожно малых. В итоге мы удаляемся на такие удивительные расстояния либо погружаемся в такие пропасти мироздания, что начинаем колебаться: "А был ли мальчишка Аркадий Вяткин: Механизмы магии?" - был ли объект, бытие которого неразличимо от его небытия.

Какие бы удивительные приборы и аппараты, расширяющие этот мир, ни изобретал человек, он не в состоянии с помощью их преступить некоторый умозрительный порог в постижении вселенной, который принципно бытует впереди как немой укор всему его техническому прогрессу.

Если Аркадий Вяткин: Механизмы магии даже в связи с этим припомнить обширно декларируемую идею прежних материалистов о вечности и бесконечности материи, то несложно убедиться, что она фактически "не работает", оказывается чуждой хоть какой из узнаваемых концепций, имеющей дело только с полностью определенными, определенными вещами и процессами. Как гласил Гегель, бесконечность для физической материи Аркадий Вяткин: Механизмы магии оказывается "дурной", так как она всегда имеет декларируемый, но не действительный нрав. Беспредельность, неисчерпаемость полагается кое-чем незавершенным либо даже ущербным для формального познания, часто отождествляясь с путаницей, неурядицей, некомпетентностью. Короче, бесконечность, в нашем плане, быстрее, гносеологический фантом, чем понятие, выражающее статус физической материи.

Все же, означенный тезис не действует, когда идет Аркадий Вяткин: Механизмы магии речь о узкой либо многомерной материи, для которой и зание, и существование, и абстрактное, и конкретное утверждается и не делится как в проявленном мире "китайской стенкой". В многомерной действительности правда не может быть утверждена раз и навечно как монолит либо твердыня, а имеет хотя и относительное Аркадий Вяткин: Механизмы магии, но более заполненное, близкое к реальности существование. Образно говоря, в узком мире, как гласил некоторый чеховский герой о Греции - "есть все", и любая физическая конструкция либо свойство уже имеется тут в виде укрытого прообраза, матрицы либо плана. Это типичный "рог обилия", пучина инфы которого оказывается миражом и недостижима для живущего Аркадий Вяткин: Механизмы магии на Земле человека. Для нас только метафорически можно гласить о бесспорных тонкоматериальных связях "всего и со всем", связях, которые, все же, могут специфично проявляться через существо человека многократным, а тотчас и единственным сочетанием, какой-нибудь заранее умопомрачительной связью меж определенными физическими предметами либо явлениями приблизительно так, как это Аркадий Вяткин: Механизмы магии имело место в опытах И.П.Павлова в выработке условных рефлексов у собак.

Другими словами, если вначале в узком мире имеется полностью труднодоступная для овладения бесспорная связь всего и со всем, то в итоге сознательного ограничения выбора появляется собственного рода условная связь, для образования которой в отличие от павловской рефлекторной Аркадий Вяткин: Механизмы магии теории имеет значение не столько физическое сочетание вещей и процессов, сколько их опосредование внутренней психологической работой. В данном случае воздействие сильной волей либо желанием на один из объектов этой, по существу, волшебной цепи и запускает весь процесс, состоящий из тонкоматериальных энергий, который уже вторично повлияет на физический план подобно Аркадий Вяткин: Механизмы магии тому, как звонок в опытах И.П.Павлова вызывает условно-рефлекторное отделение желудочного сока. Конкретно такое воздействие человека на проявленный мир при помощи "сил и средств" непроявленного мира и именуется волшебным. Другими словами, как писал известный оккультист прошедшего столетия Папюс: "Колдун должен прилагать волю не к материи конкретно, а к Аркадий Вяткин: Механизмы магии тому, что повсевременно видоизменяет материю, к тому, что в оккультизме именуют "планом образования" вещественного мира либо звездным планом" [1].

Нескончаемое заполнение плана узкой материи не значит, что хоть какой человек может черпать из этой сокровищницы, что и сколько ему заблагорассудится. Для большинства людей многомерные миры просто недосягаемы, или они безотчетно и Аркадий Вяткин: Механизмы магии практически всегда без полезности для дела посещают их только только во сне. Другие вхожи в тонкие миры средством прирожденных медиумических возможностей либо при помощи особых занятий и наркотиков, но, делая это на самом малом уровне, пользуясь для проникания собственного рода "отхожими местами" узкого мира. В конце Аркадий Вяткин: Механизмы магии концов, третьи посещают тонкие миры сознательно и по собственному усмотрению, но не имеют корысти, так как в неприятном случае дверь в тонкие миры захлопывается напрочь, а сам неофит либо досужий кудесник получает удар по закону кармы. Возможность нескончаемой эксплуатации и бесконтрольного использования сокровищами узкого мира чреваты не только лишь Аркадий Вяткин: Механизмы магии сравнимо легкими кармическими шлепками, да и они могут до основания повредить весь физический план либо мир.

В этих критериях мистика, как наука либо учение о потаенных силах природы и практике их правильного использования, обязана иметь, сначала, моральное обоснование, вобщем, как и неважно какая другая наука вообщем. В отличие от иных Аркадий Вяткин: Механизмы магии отраслей познания, имеющих прикладной нрав, магию нереально использовать при помощи 1-го только рассудка, без роли людского безотчетного, являющегося, на самом деле, проводником в миры многомерности. Для оккультиста мистика представляет не только лишь инструмент, да и одну из универсальных категорий бытия типа времени и места, тем, расширяя его мир и его способности Аркадий Вяткин: Механизмы магии. Обычно, мистика более результативна в критичные моменты жизни, когда лично понимаемые силы добра и зла максимально напряжены и находятся в состоянии неуравновешенного динамического равновесия. Мистика малоэффективна и, обычно, не требуется, когда ожидаемый итог очевиден и когда предвкушение победы не сопровождается сколько-либо выраженной чувственной реакцией.

Можно сказать, что Аркадий Вяткин: Механизмы магии самый неиндивидуальный предмет, попавший в руки опытнейшего спеца по магии, способен произвести поразительный и совсем непонятный с позиций здравого смысла волшебный итог, но не из-за собственного физического содержания, который глубоко безразличен самому процессу, а только только благодаря тонкоматериальной базе, которую терпеливо заносит в него оккультист собственной мысленной и чувственной Аркадий Вяткин: Механизмы магии работой. Скрупулезно выполняемые манипуляции, кропотливый церемониал с такового рода волшебными вещами, изготавливаемыми специально либо взятыми наобум из обыденной жизни, невзирая на всю свою странность и некие элементы безумства, притягивает внимание и всю духовную суть колдуна, делая предметы фактически фетишами, талисманами, терафимами либо другими знаками волшебного, владеющими сокрытой Аркадий Вяткин: Механизмы магии силой и властью. Вся эта процедура обычно делается на фоне модифицированного сознания колдуна, чернокнижника либо всего ждущего чуда общества, которое обязательно участвует в этом. Один уже фактор сильной веры, страстного желания и старательно выполняемый обряд часто оказываются достаточными, чтоб оккультный процесс пошел. В качестве примера приведу известную на Востоке Аркадий Вяткин: Механизмы магии притчу о старухе, которой заместо святыни дали обычный камешек с дороги. Много лет наивная дама страдательно веровала и молилась на этот камень, в итоге чего на нем выступили нерукотворные изображения божеств [2]. Схожее отмечалось и в отношении старых чудотворных икон, которые живописцами никогда не предполагались как волшебные, но, спустя Аркадий Вяткин: Механизмы магии много веков, тотчас существенно уступая современным иконам по технике, мастерству и качеству красок, начинали представлять из себя терафимы, т.е., практически, генераторы галлактической энергии, вызывая различного рода чудодейственные эффекты.

Можно сказать, что волшебным может стать хоть какой предмет от компьютера и до ночного горшка, а к эзотерической литературе относиться Аркадий Вяткин: Механизмы магии не только лишь Библия либо, допустим, Тибетская книжка мертвых, да и телефонный справочник либо техно аннотация при неотклонимом условии, что в это очень очень поверит некая часть населения земли. В качестве примера можно привести нашумевшую историю, случившуюся во время 2-ой мировой войны в графстве Эссекс (Великобритания). Из поколения в Аркадий Вяткин: Механизмы магии поколение там передавались легенды о злом духе, который типо живет под вросшим в землю гранитным камнем. И вот бульдозер, расширявший дорогу, своротил камень в сторону… В итоге на церковной колокольне, которая была пуста и заперта, сами собой начинали звонить колокола, томные столбы и сельскохозяйственные орудия летали по воздуху… Перепуганные обитатели Аркадий Вяткин: Механизмы магии деревушки востребовали от строителей дороги немедля возвратить камень на его легитимное место. Это было изготовлено с исполнением соответственных старых волшебных ритуалов, после этого светопреставление закончилось [3].

Приблизительно теми же причинами можно разъяснить, почему вода в ночь на 19 января (христианский праздничек Крещения Господня), становится "святой" и не портится длительное время Аркадий Вяткин: Механизмы магии. Учеными проводился кропотливый анализ таковой воды, взятой из разных источников (из водопровода, речки, оврага, также талой), который подтвердил не только лишь ее чистоту, да и антибактериальные характеристики. Ни одна из узнаваемых теорий не смогла разъяснить причину данного явления. Осталось представить, пишет М.Карпенко, что настолько необыкновенный эффект "создается самим актом отбора воды Аркадий Вяткин: Механизмы магии в определенное время человеком, настроенным на эту функцию, другими словами, гласит о воздействии на воду человека как индуктора некого собственного воздействия... Говоря другими словами, мысли и воли верующих, их души сделали типичное живое существо, взаимодействие которого с людьми порождает иногда очень необыкновенные эффекты" [4].

Для колдуна, шамана, чернокнижника Аркадий Вяткин: Механизмы магии более всего типично дологическое мышление, имеющее место, как обусловил этнограф Л.Леви-Брюль у первобытных народов и заключающееся в типичном небрежении, а то и в полном отрицании обоснованной логической причинности и полагающее достаточным самой зрящной аналогии, являющейся фикцией для здравого рассудка [5]. О том, что дикарь, в отличие от цивилизованного человека Аркадий Вяткин: Механизмы магии, практически не отличает естественное от сверхъестественного, писали многие этнографы и религиоведы. С возникновением современной цивилизации обозначенный тип рассуждения исчезает, но это совершенно не значит, что наша логика, наш метод постижения мира оказывается наилучшим, - они справедливы только для действительности, которую мы сделали как эгрегор средством долгого самовнушения, в течение многих поколений Аркадий Вяткин: Механизмы магии, где наша наука играет роль модернизированной религии.

В отличие от наших современников мир вокруг нас для колдуна, шамана, чернокнижника имеет более неоднозначный нрав и странноватые для европейца формы, в каком большая часть предметов кроме обычного содержания имеют и магические черты. Мирча Элиаде, мистик и психолог, ввел понятие иерофании, когда Аркадий Вяткин: Механизмы магии объект, не переставая быть самим собой в бытовом смысле, проявляет сакральные (священные) черты, т.е. "священный камень остается камнем; снаружи (поточнее с мирской точки зрения) он ничем не отличается от других камешков. Зато для тех, для кого в этом камне проявляется священное, напротив, его конкретная, данная Аркадий Вяткин: Механизмы магии в чувствах действительность, преобразуется в действительность сверхъестественную. Другими словами, для людей, владеющих религиозным опытом, вся Природа способна проявляться как галлактическое священное место. Космос во всей его полноте представляет как иерофания" [6].

Говоря современным языком, человек с оккультным сознанием манипулирует заклинаниями, тотемами, мантрами, талисманами как триггерами узнаваемых ему запредельных сил, оказывающих направленное воздействие на Аркадий Вяткин: Механизмы магии нашу проявленную действительность. Это не значит, что обычный человек - и даже коммунист и прагматик - не привносит элементы сакрального в ежедневный опыт. О фетишизации капитала, власти средств писал еще Карл Маркс. Понятно также воздействие на людей неких знаков (крест, звезда, свастика), цветов (красноватый, темный, белоснежный), обусловленное не Аркадий Вяткин: Механизмы магии физиологическим раздражением "палочек" и "колбочек", на глазном деньке, а соц опытом.

Антрополог К.Леви-Стросс считает, что для получения подходящего результата не имеет ни мельчайшего значения, соответствует ли мифология шамана реальной реальности либо нет, так как главным является вера в фуррор не только лишь его самого, да и всего окружающего его Аркадий Вяткин: Механизмы магии общества [7]. Точно так же и Б.Малиновский пишет, что "мистика основывается на специфичном опыте особенных чувственных состояний, в каких человек следит не природу, а себя самого, в каких правда познается не разумом, а раскрывается в игре эмоций, обхватывающих человека" [8].

Говоря о магии, нельзя не именовать и такового корифея как Джеймс Аркадий Вяткин: Механизмы магии Джордж Фрэзер, базовый труд которого со всем основанием может считаться классикой исследования форм донаучного зания. Невзирая на то, что сам Д.Д.Фрэзер оказывался убежденным материалистом, полагающим первичным существование физической материи и очень снисходительно относившемся к доверчивым, на его взор, попыткам постижения и овладения мирозданием при помощи Аркадий Вяткин: Механизмы магии магии, его бережный, честный подход к воистину колоссальному фактическому материалу, который ему пришлось переворошить, просто поражает. Найдя сходство магии и науки в том, что обе эти области людского зания основаны на факте независящего от человека существования вещей, процессов и природных сил, которым человек присваивает вид беспристрастных законов, Д.Д Аркадий Вяткин: Механизмы магии.Фрэзер совместно с тем находит сильно мало общего меж мистикой и религией. Он считает, что "мистика исходит из догадки, что все личные существа, будь они людьми либо богами, в конечном счете, все же, может извлечь выгоду тот, кто знает, как ими манипулировать при помощи обрядов и колдовских чар" [9]. И Аркадий Вяткин: Механизмы магии если религия просит, стремится как-то умилостивить и умиротворить Высшие Силы, то мистика в отношении тех же сил просит и принуждает. По воззрению Д.Д.Фрэзера хотя мистика и лежит в базе религии, то это было очень издавна, а в современных критериях меж ними находится незначительно сходства. И если Аркадий Вяткин: Механизмы магии мистика имеет дело в итоге с безличными силами добра и зла, то религия обращается с Высшими Силами, имеющими персонифицированный нрав. Могу не согласиться с почетаемым и издавна ушедшим в наилучший мир мэтром, что мистика, типо, представляет собой низшую форму людского зания и является заблуждением населения земли, но это Аркадий Вяткин: Механизмы магии простительная слабость для материалиста.

Можно сказать, что весь процесс волшебного протекает в неком виртуальном (надфизическом, воображаемом) пространстве, которое, все же, не всегда является абсолютным вымыслом, продуктом случайного фантазирования, а представляет собой в основном итог коллективного творчества нескольких поколений людей, имеющих общую культуру и историю. Так, например, физическая удаленность звезд Аркадий Вяткин: Механизмы магии такая, что они чуть ли могут оказывать избирательное воздействие на судьбу какого-то 1-го человека либо даже народа. Даже чисто логически тяжело представить, чтоб такие огромные объекты, как звездные скопления могут находиться "в услужении" у какого-либо бомжа, не имеющего ни каких прав на Земле, но, вне сомнения, владеющего Аркадий Вяткин: Механизмы магии самостоятельным гороскопом. Другие астрономические объекты (Луна и Солнце) хотя и оказывают влияние на каждого из нас на физическом уровне, но вкупе с тем наделяются возможностями селективно повлиять на судьбу, здоровье одних людей и быть безразличными для других, что совсем непостижимо с позиций физических теорий. Как говорилось ранее, весь мир вокруг нас, которому Аркадий Вяткин: Механизмы магии мы придаем статус "абсолютной, беспристрастной действительности" и независимости от познающего его субъекта, на самом деле имеет нрав "сделанности" его человечьим эгрегором за тысячелетия существования. Тем процессы волшебного и физического имеют в общих чертах схожую природу, так как оба они оказываются впрямую связанными с человечьим фактором. Вся Аркадий Вяткин: Механизмы магии их разница исключительно в том, что физические представления более консервативны, инертны, ибо они имеют тысячелетнюю историю, тогда как волшебные - много меньше по времени, ну и делятся они далековато не всеми. Подавляющее большая часть современного населения земли вообщем не верует в магию, а это само по себе вызывает ее ограниченное применение Аркадий Вяткин: Механизмы магии.

Условно можно различить:

А) Интерпретативную магию, основанную на классическом истолковании инфы, получаемой из узкого мира с тем, чтоб использовать ее для комментариев прошедших, реальных и будущих событий мира физического (гадание, астрология, лозоходство, ясновидение, экстрасенсорная диагностика).

Б) Магию деяния, основанную на активном воздействии на физический план при помощи "сил и средств" узкой Аркадий Вяткин: Механизмы магии материи (биоэнерготерапия, левитация, телекинез, биогравитация, материализация, порча, сглаз, заклятье).

Зависимо от целей и получаемых результатов также различают:

А) Белоснежную магию, приносящую пользу (мед, религиозная и др.)

Б) Черную магию - достижение собственных эгоистичных целей за счет и во вред окружающих людям и всей природе.

Повторяю, что деление полностью Аркадий Вяткин: Механизмы магии условное и не напрашивается читателям как некоторая правда, а потому различают к тому же сероватую магию, являющуюся сочетанием 2-ух первых.

То, что волшебное истолкование либо воздействие паралогичны и напоминают, быстрее, шизофрению, цирк, розыгрыш, что угодно, но только не суровое научное исследование, еще ни о чем же не гласит, так Аркадий Вяткин: Механизмы магии как получаемый итог бывает настолько поразительным, что он невольно наводит на идея о некой однобокости либо даже ущербности всей нашей цивилизации, которая, уйдя от дикости первобытных технологий, вкупе с тем утратила нечто ценное и полезное. Зависимость волшебного результата от психологических особенностей человека и всей публичной культуры, абсурдность его трактовки с Аркадий Вяткин: Механизмы магии формальной логической стороны, становит в тупик, озабочивает хоть какого ученого, который охотнее согласится с тем, что его дурачат, чем воспримет все увиденное им за чистую монету.

Как уже не раз говорилось, каждый человек конструирует свой мир, свою уникальную действительность. И если в таковой действительности отсутствуют даже элементы Аркадий Вяткин: Механизмы магии магии и чернокнижническтва - означает их вправду нет для данного мира и для данного человека, вобщем, как нет и других реалий, в том числе и физических, если человек не признает их существование либо, если они не представляют для него ни мельчайшей ценности. Так, например, у эскимосов существует не один десяток слов, характеризующих Аркадий Вяткин: Механизмы магии тот либо другой вид снега, тогда как у папуасов само это понятие просто отсутствует. Вспомним шолоховского деда Щукаря с его неологизмами: "монополия" - это кабак, "адаптер" - пустячный человек, "бордюр" - нехорошая, а "акварель" - отменная девка. Каждый человек заносит свои цвета в самые обыденные слова, и если для 1-го слово Аркадий Вяткин: Механизмы магии "огнь" ассоциируется с пожаром, то для другого - только только с костром на рыбалке. Следует вспомнить, что краснокожие не направили ни мельчайшего внимания на каравеллы Колумба, но очень заинтересовались их пирогами. Они просто не могли для себя представить, что на свете могут быть такие огромные корабли.

В данном случае большущее Аркадий Вяткин: Механизмы магии значение для нас имеет знаковая система. На самом деле, вся людская жизнь составлена из знаков. Что такое знак? - Это обобщенное представление участка реальности в виде зрительного, звукового, тактильного либо другого вида. Каждый знак заключает внутри себя картину, а время от времени и целый мир. При помощи знаков мы передаем Аркадий Вяткин: Механизмы магии друг дружке информацию либо содержим ее у себя в памяти. Знак при общении позволяет сберегать силы и средства, сберегать само время. Так, например, для того, чтоб разъяснить одичавшему индейцу, что такое каравелла, потребовалось бы некое время. В следующем довольно было бы пользоваться эмблемой этого плавучего средства, чтоб туземцу стало понятно, о чем Аркадий Вяткин: Механизмы магии речь идет. В конечном итоге он бы не просто увидел этот корабль, да и домысливал, что у него снутри и зачем все это служит.

Южноамериканские психоаналитики Д.Гриндер и Р.Бэндлер сделали вывод, что невротики ограничивают собственный мир, лишая себя положительного опыта и необоснованно загружая себя вредной информацией. Создатели Аркадий Вяткин: Механизмы магии предложили уникальные методики исцеления, заключающиеся в расширенном получении полезной инфы и сужении входа для инфы, действующей патологически. Такового рода переоценка ценностей не просто дает иллюзию фуррора и счастья, да и по сути расширяет мир психологических и физических способностей индивидума [10].

Оккультный философ начала века В.Шмаков писал: "Знак, как такой Аркадий Вяткин: Механизмы магии, сам по для себя в силу своей конституции, вызывает в сознании встретившегося с ним человека ту же самую систему представлений и в той последовательности, каковая вложена была его создателем" [11]. Природа знаков почти всегда оказывается социальной: невзирая на то, что создателями знаков оказываются отдельные индивиды, знак закрепляется, когда на него Аркадий Вяткин: Механизмы магии реагирует все общество, т.е. когда знак становится неподменным средством коммуникации и воздействия на мир вокруг нас…

Высшая многомерная действительность, как уже говорилось, не может быть выражена впрямую казенным языком трехмерного мира. Фигуральные выражения, аналогии, метафоры тут просто неподменны. Оказываясь многозначительными, они несут гигантскую смысловую нагрузку, которую Аркадий Вяткин: Механизмы магии не втиснуть ни в один из словарей либо энциклопедий, так как большая часть инфы из узкого мира неописуемо и выходит за границы человечьих познаний. Акт именования предмета, вещи, действия, движения есть акт объективации, который лишает их начальной неопределенности, лишних "степеней свободы", ограничивая и упреждая все их перемены. То же Аркадий Вяткин: Механизмы магии самое происходит и с системами знаков, составляющих все открытые нами "естественные законы", которые в следующем вроде бы отщепляются от породившего их человека и становятся вроде бы синонимом "независящей от человека беспристрастной действительности".

В отношении эзотерических знаков все обстоит чуть по другому, так как они с самого начала не имеют физических аналогов Аркадий Вяткин: Механизмы магии и прототипов. В итоге, сохраняя начальную наполненность, эти знаки участвуют и на сознательном уровне более расширенно и поболее абстрактно, тем вроде бы размывая границы меж сознанием и безотчетным, огромным и малым, близким и дальним. Такового рода знаки воспринимаются, быстрее, мозгом, а не чувством. Схожее положение имеется в Аркадий Вяткин: Механизмы магии поэзии, в музыке, в древних восточных философских трактатах. Другими словами, в отличие от знаковой системы физического мира, имеющей задачку конкретизации, знаки, отражающие тонкие миры, напротив, имеют тенденцию к типичному расширению "степеней свободы".

Изумрудная Скрижаль величавого мудреца древности Гермеса Трисмегиста говорит: "То, что понизу, аналогично тому, что вверху. И то Аркадий Вяткин: Механизмы магии, что вверху - аналогично тому, что понизу". Это изречение понятно также под заглавием закона аналогии либо принципа ассоциации, т.е. наличия подобия, сходства, как особенного рода тонкоматериальной связи меж хоть какими, сколько угодно удаленными и снаружи непохожими объектами на основании их ассоциации (по месту, времени, смежности) пусть даже самой Аркадий Вяткин: Механизмы магии малозначительной и самой надуманной. Согласно закону аналогии в мире нет ничего, что не могло бы быть соотнесено с другим ассоциативной формой связи.

В отличие от мыслях жесткого детерминизма, господствующих в физическом мире, в базе вхождения в узкий мир лежит конкретно ассоциация мыслях по аналогии, т.е. когда имеется не однозначное соединение предметов Аркадий Вяткин: Механизмы магии причинной формой связи, а их случайное и опосредованное ассоциирование субъектом, всегда оказывающимся зачинателем получаемых мыслях. Отметим специально, что закон кармы, невзирая на всю его непонятность и загадочность для европейца, никак не настолько произволен, оказываясь связывающим звеном меж миром грубым, физическим и миром узким, миром грез.

В качестве Аркадий Вяткин: Механизмы магии примера деяния на наш план тонкоматериального начала можно сказать о традиционной магии, гомеопатии, нейро-лингвистическом программировании, где аспектом эффекта является не степень уподобления, приближения субъекта объекту по тем либо другим физическим характеристикам, а только только непреложная убежденность и вера, что такового рода аналогия либо связь вправду имеет место. Самое грубое подражание Аркадий Вяткин: Механизмы магии и самое умопомрачительное совмещение в идей и эмоциях, казалось бы, не имеющих ничего общего вещей и процессов, приносит не только лишь психотерапевтический итог, настолько нужный в ситуации неуверенности и неопределенности, да и более хотимый физический результат и действие. Как в свое время писал философ Джон Локк: ассоциации Аркадий Вяткин: Механизмы магии наблюдаются, "когда идеи, сами по для себя совсем не схожие, в разумах неких людей соединяются так, что очень тяжело поделить их. Они всегда сопровождают друг дружку, и, как одна такая мысль просачивается в разум, как на данный момент же возникает соединенная с ней мысль, а если таким макаром соединено Аркадий Вяткин: Механизмы магии более 2-ух мыслях, то совместно показывается все неразлучное всегда скопище" [12].

Тезис психологической ассоциации не опровергает физической причинности, как можно было бы пошевелить мозгами, а включает ее в себя как личный и последний случай, так как, исходя из фактора "сделанности", - неважно какая физическая связь является ассоциативной связью, получившей существенно Аркадий Вяткин: Механизмы магии огромную твердость и инерцию. Тот случай, что в магии либо астрологии употребляются объекты, не имеющие физической связи, обуславливается как раз тем, что тут преднамеренно исключается таковой мощнейший фактор, как грубая физическая причинность, преобладающая в нашем мире, и применяется причинность тонкоматериальная. Выходит, что человек при помощи 1-го только желания, нагнетания внутри себя Аркадий Вяткин: Механизмы магии особенных чувств, сопровождаемых некоторыми отвлеченными движениями, не прикасаясь к предметам и не имея к ним физического доступа, оказывает на их какое-то действие либо совершает не поддающийся объяснению прогноз. Свами Вивекананда писал, что ассоциативный принцип (вьяпти) приобретает в очах человека вид закона, когда явления имеют тенденцию к повторяемости Аркадий Вяткин: Механизмы магии. В этом нюансе даже физическая причинность, невзирая на собственный жесткий нрав, это всего только ассоциативная деятельность нашего разума. "Утверждение, что закон тяготения существует в земле, - писал Свами, - неверно, как и утверждение, что законы есть беспристрастно, где бы то ни было в природе. Закон - это способ, это метод восприятия мозгом Аркадий Вяткин: Механизмы магии серии явлений, и этот процесс происходит в нашем уме" [13].

Положение о том, что мир физический на генном уровне и по многим другим каналам соединен с миром психологическим - не ново и находится в любом оккультном учении и в волшебной практике. Так, например, Ю.Терапиано, описывая аспекты маздеизма (учения Зороастра), докладывает, что закон Аркадий Вяткин: Механизмы магии притяжения, как и все другие физические правила по этой доктрине, основаны не на зании человеком некоторых абсолютных истин, но на особенностях людского мышления и психики, воспринимающих мир не целостно, а фрагментарно [14].

Во вселенной, как понятно, нет ничего случайного, т.е. беспричинного. Не следует мыслить, что, овладев несколькими волшебными приемами Аркадий Вяткин: Механизмы магии, пусть даже самыми всесильными, вы получите дармовые вещественные блага, власть над миром либо необыкновенные возможности. За все необходимо платить. Человек, получивший незаслуженные сокровища либо победы, подобен вору и по закону кармической оборотной связи "выплачивает по векселям" в этой либо в следующей физической жизни ценою неудач, заболеваний, личных катастроф, которые Аркадий Вяткин: Механизмы магии вроде бы уравновешивают украденное счастье.

В заключение следует добавить, что всякого рода волшебная, ассоциативная связь человека - с планетками, мантрами, зодиаком, минералами, тотемами, талисманами - имеет не только лишь прямой, да и оборотный нрав. Все это значит, что не только лишь человек преднамеренно оказывает влияние на физический план через план Аркадий Вяткин: Механизмы магии узкой материи при помощи волшебных знаков, да и означенные знаки способны оборотным порядком повлиять на человека. Такового рода оккультные удары могут исходить от предметов волшебного опыта, если они употребляются не по предназначению, когда чернокнижник утрачивает связь с вызываемыми духами (элементалами), также в случаях, когда издеваются над святынями.

Идеи ассоциативной Аркадий Вяткин: Механизмы магии психологии, настолько очень занимавшие разумы ученых XVII-XVIII веков, касались только внутрипсихических процессов отдельной личности и ни в коей мере не рассматривались как неувязка межличностного общения либо так именуемой трансперсональной психологии, показавшейся, кстати сказать, только совершенно не так давно. Схожим образом закономерности волшебного либо парапсихического деяния описывались до сего Аркадий Вяткин: Механизмы магии времени только феноменологически, не касаясь даже гипотетичных внутрипсихических устройств.

Но и до настоящего времени в биологии, психологии и медицине преобладает механистический стиль мышления, - вобщем, полностью соответственный всей нашей техногенной цивилизации. Осталась за порогом забвения интуитивная идея наших дальних протцов о нужной и причинной связи психологического мира и всей безбрежной вселенной Аркадий Вяткин: Механизмы магии.

Литература

1. Папюс. Практическая мистика. - М.: Восхождение, 1992, с. 12-13.

2. Дашиев Д.Б. в сб. Психические нюансы буддизма, 2-е изд. Под ред. Н.В.Абаева. - Новосибирск, 1991, с. 179.

3. Царева И.Б. Непознанное, отвергнутое либо сокрытое? - М.: Олимп; ООО "Компания "Издательство АСТ", 1999, с. 198.

4. Карпенко М. Вселенная разумная. - М.: Мир географии, 1992, с. 315-317.

5. Леви Аркадий Вяткин: Механизмы магии-Брюль Л. Первобытное мышление. - М.: ОГИЗ, 1930, с. 46.

6. Элиаде М. По кн. Вандерхилл Э. Мистики ХХ века. - М., 1996, с. 336.

7. Леви-Стросс К. Структурная антропология. - М.: Наука, 1985, с. 6.

8. Малиновский Б. В сб. Волшебный кристалл. - М.: Республика, 1992, с. 97.

9. Фрэзер Дж.Дж. Золотая ветвь: Исследование магии и религии. - М.: ООО "Компания "Издательство АСТ", 1998, с Аркадий Вяткин: Механизмы магии. 60.

10. Гриндер Д., Бэндлер Р. Структура магии, СИ.

11. Шмаков В. Священная книжка Тота. Величавые Арканы Таро (Абсолютные начала синтетической философии эзотеризма). - М., 1916, с. 33-34.

12. Локк Д. Избранные философские произведения. Том 1. - М., 1980, с. 396.

13. Вивекананда Свами. Практическая веданта. - М., 1993, с. 73.

14. Терапиано Ю. Маздеизм (Современные последователи Зороастра)? - М.: Сфера РТС, 1993, с. 40.


arii-indo-slavi-nashi-drevnie-predki.html
aristej-prokonnesskij-problema-datirovki-doklad.html
aristokratiya-aristocratie.html