Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII

Аристотель. Метафизика. Книжка I, глава III

1. Разумеется, что должно достигать познания начальных обстоятельств, ибо тогда [только] мы говорим, что полностью осознаем то либо другое, когда думаем, что нам понятна 1-ая причина [его].А о причинных основах можно гласить в 4 смыслах: во-1-х, причиною мы называем суть и основание, в силу которого что Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII-либо есть то, что оно есть и чем было— ибо каждое «почему» сводится в конце концов к первому основанию, а 1-ое «почему» есть причина и начало; во-2-х, [причиною мы называем] материю и субстрат; в-3-х, то, откуда начало движения в-4-х, обратное ей, конкретно то, ради чего Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII что-либо [существует], и благо (ибо оно есть цель всякого происхождения и движения).

Это хотя довольно рассмотрено у нас в «Физике», но сейчас примем в расчет и тех, которые до этого нас дошли до рассмотрения сущего и философствовали относительно правды. 2. Ибо ясно, что и те молвят о неких началах Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII и причинах; потому за ранее оглядеть [их мнения] будет небесполезно в процессе реального исследования; потому что мы либо найдем какой-нибудь другой род предпосылки, либо тверже уверимся в только-только обозначенных.

Из первых философов большая часть задумывалось, что исключительно в виде материи бывают начала всего. Конкретно, из ч е г Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII о состоят все существа, откуда сначало происходят они и в о ч т о в конце концов, погибая, преобразуются, при этом суть хотя остается, но меняется в собственных проявлениях, это самое они считают началом всего сущего. 3. И поэтому-то они [думают], что ничего не рождается и не гибнет, потому Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII что такая природа повсевременно сохраняется, подобно тому как мы не говорим прямо, что Сократ возникает, если он делается прекрасным либо образованным, ни того, что он уничтожается, когда утратил эти свойства, так как субстрат, другими словами сам Сократ, остается. Также и из всего остального ничего [вполне не исчезает Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII и не возникает]. Ибо должна быть либо одна какая-нибудь природа, либо больше одной, из которой рождается все другое, при этом она сохраняется.

4- Но насчет числа и вида подобного начала не все согласны. Фалес, по крайней мере, родоначальник такового рода философии, утверждает, что это — вода (потому он разъяснял, что Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII и земля находится на воде), извлекши свое мировоззрение из наблюдения, что еда всего живого мокра и самое тепло из этого происходит и этим поддерживается, (фактически «живет»), а из чего происходит (все), то и есть начало всего; итак вот почему он принял это мировоззрение, а так- же и поэтому, что Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII семечки всего имеют мокроватую природу, а вода есть база природы мокроватого. 5. А другие считают, что того же представления держались о природе и в самой глубокой древности люди, жившие далековато ранее теперешнего поколения и в первый раз начавшие размышлять о божестве. Конкретно они Океана и Тефиду сделали родоначальниками всего Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII происшедшего и очевидцем клятвы богов представляли воду — это так называемый самими поэтами Стикс. Почетнее же всего то, что древнее всего, а то, чем клянутся, всего почетнее. 6. Но извечным ли и старым оказывается такое мировоззрение о природе, это, может быть, не совершенно разумеется. Фалее, во всяком случае, так конкретно, молвят Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII, рассуждал о первой причине.

Аристотель. Метафизика. Книжка V, глава VII

I. С у щ и м (ov) именуется то случайное, то [предмет] сам по для себя. В первом смысле, к примеру, мы называем справедливца «образованным»; человека — «образованным», образованного — «человеком», придавая [этому в последнем случае наименованию человек] подобный же смысл Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII, как [в выражении]: «образованный занимается постройкою», потому что [только] случайно пришлось строителю быть «образованным» либо, [наоборот], образованному — «строителем»; ибо [сказать], что такой-то [предмет] «есть» то-то, означает [сказать], что такому-то [предмету] принадлежит та- кое-то случайное свойство. Так же [дело обстоит] и относительно Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII приведенных [примеров], когда мы человека называем «образованным», образованного — «человеком», белоснежного «образованным» либо последнего — «белым»: в одном случае [мы это делаем] поэтому, что оба свойства случайно принадлежат одному и тому же, в другом — поэтому, что свойство случайно принадлежит сущему; а [нечто] образованное мы поэтому [называем] «человеком», что Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII такому-то случайно пришлось быть образованным. Точно так же и о не-белом говорится, что «есть» — поэтому, что чему оно случайно принадлежит, то «есть». 3- Итак, что именуется сущим в смысле случайного, то именуется так либо поэтому, что оба [свойства] присущи одному сущему, либо поэтому, что оно присуще Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII такому-то сущему, либо поэтому, что оно само есть то, чему присущ [атрибут], которому оно само приписывается.

4. Само по себе сущим именуется все то, что обозначает формы категории; ибо всякий раз, как именуется [категория], она показывает на бытие. А потому что одни из категорий означают, ч т о есть Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII, [то есть указывают предмет], другие — каково оно, третьи — сколь оно велико, четвертые [означают] отношение к чему-либо, пятые — что оно действует либо мучается, [наконец, его] место, в р е м я, то для каждой из их [понятие] «быть» значит одно и то же. Ибо нет Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII никакой различия [между выражениями]: «человек есть здравствующий» и «человек здравствует», «человек есть идущий» либо «есть режущий» и «человек „идет" либо „разрезает"». 5- Не считая того, [слово] «быть» обозначает, что есть нечто настоящее, а «не есть» [значит], что [то-то] не поистине, но неверно; и притом это имеет место как в утверждении Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII, так и в отрицании. К примеру, [выражение], что «Сократ есть [лицо] образованное», значит, что это [положение] поистине; [выражение], что «Сократ есть [существо] не-белое», [тоже озна- чает], что это поистине. Напротив, [выражение]: «диаметр не есть [величина] соизмеримая» — [указывает на то], что это [положение] неверно.

6. В конце концов, понятия «быть Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII» и «сущее» в приведенных примерах означают [существующее] то в способности, то в действительности. Так, называя [что-либо] видящим, мы разумеем то видящее в способности, то действительно [видящее]. Точно также и [выражение] «знает» показывает и на того, кто может воспользоваться познанием, и на [действительно] пользующегося [им];«покоится Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII»—молвят и о том, что уже находится в покое, и о том, что способно к покою. To же [можно сказать] и о сущностях, ибо мы говорим: «в этом камне — Гермес», «половина линии»; «хлебом» называем еще не созревший [посев]. А когда [речь идет] о способности и когда о ней нет Аристотель. Метафизика. Книга V, глава VII [речи], эти [вопросы] будут разрешены в другом месте.


arhitekturnie-chertezhi-v-ortogonalnih-proekciyah.html
arhitekturnie-konstrukcii.html
arhitekturnie-pamyatniki-evpatorii-kursovaya-rabota.html