АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава

Из гипотетичных они, таким макаром, становятся полностью настоящими и, что самое главное, доказанными. Ибо хотя они были ранее системы "для нас", но система ранее их "сама по для себя" - в этом, фактически, и состоит критикуемое Аристотелем "подтверждение по кругу".

Для тех, кто воспринимает "подтверждение по кругу", не может быть недоказуемых АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава первых положений, у их все доказуемо, замечает Аристотель. Они считают науку вероятной и признают, что достоверным познание может быть только средством подтверждения, но при всем этом не допускают никаких "первых положений", а обосновывают все.

Имеется и другая точка зрения, согласно которой вообщем нереально научное зание, потому что для этого АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава необходимо знать некие начальные положения; они-то как раз и не могут быть обретены нами, так как все, что мы знаем, уже основано на кое-чем другом, а до первичного нереально добраться (регресс в бесконечность). Эта точка зрения воспринимает необходимость для науки чего-то первого, что само уже не определялось АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава бы через другое, но ее сторонники не считают вероятным дойти ранее первого, ибо для этого, по их воззрению, было надо бы пройти нескончаемое.

Аристотель не воспринимает ни первую, ни вторую точку зрения. Он согласен с "диалектиками" в том, что наука вероятна, но не поэтому, что все доказуемо АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава, а поэтому, что можно отыскать 1-ые, дальше уже ни из чего не выводимые, а стало быть, конкретные положения, которые и будут началом науки: "Мы же, напротив, утверждаем, что не всякая наука есть доказывающая , но познание неопосредствованных недоказуемо. И разумеется, что это нужно так, ибо если следует знать предыдущее и АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава то, из чего подтверждение исходит, - останавливаются же когда-нибудь на чем-нибудь неопосредствованном, - то это последнее нужно недоказуемо. Как следует, мы говорим так: есть не только лишь наука, но также и некое начало науки, средством которого нам становятся известными определения".

Требование Аристотеля исходить из неких неопосредствованных (т.е. недоказуемых АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава) начал внутренне связано с его убеждением в том, что "в базе" бытия всегда лежит нечто такое, что уже не опосредовано другим. Потому и в базе зания должно лежать нечто, не опосредованное ничем другим, с помощью которого "нам становятся известными определения", представляющие те же "подлежащие", только взятые применительно к сфере познания АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава.

Неувязка опосредования и "подлежащее" в физике

Мы разглядели логико-методологические нюансы задачи опосредования противоположностей у Аристотеля. Но эта неувязка имеет и собственный "физический" нюанс. Конкретно рвение сделать науку о природе - физику - и было одним из мотивов, побудивших Аристотеля подвергнуть пересмотру диалектический способ Платона и поставить в центр внимания вопрос о АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава поисках "третьего". Потому, переходя к физике Аристотеля, мы обращаемся к теме, где поиски "среднего", "третьего" представляют собой подготовку земли для возведения на ней строения науки о природе.

Критикой способа "соединения противоположностей" начинается и аристотелевская "Физика". Тут рассуждение Аристотеля в особенности принципиально для нас, так как позволяет выявить отправные точки его способа АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава исследования природы.

Начинать с фиксации обратных определений предмета, по воззрению Аристотеля, характерно всем натурфилософам и пифагорейцам, элеатам и платоникам. Такое начало полностью легитимно и даже нужно, как считает Аристотель. "Все натурфилософы, естественно, принимают противоположности началам: и те, которые молвят, что "все" едино и бездвижно (ведь и Парменид АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава делает началами теплое и прохладное, называя их огнем и землей), и те, которые молвят о редчайшем и плотном, и Демокрит со своим жестким и пустым, из которых одно он именует сущим, другое - не-сущим... Ясно таким макаром, что все принимают начала в известном смысле обратными. И это полностью уместно, потому что АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава начала не должны выводиться ни друг из друга, ни из чего-нибудь другого, а, напротив, - из их все, а это как раз присуще первым противоположностям; они не выводятся из других, потому что они 1-ые, и друг из друга в силу собственной противоположности".

Но хотя начинать вправду верно с противоположностей АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава, но нельзя двинуться далее, если исходить из их в качестве неопосредованных: "ведь тогда появляется недоумение, каким образом плотное может по собственной природе сделать что-либо редчайшим либо редчайшее - плотным. То же относится и ко всякой другой противоположности, потому что не дружба соединяет вражду и делает из нее АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава чего-нибудть, и не вражда дружбу, но по отношению обеих есть нечто другое, третье". Это третье должно быть подлежащим (ЎpoceЕmenon), сказуемыми которого являются (но не в одно и то же время и не в одном и том же отношении) противоположности.

Как представляет для себя Аристотель это "третье" в "Физике"? Он мыслит АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава его как "особенное природное начало", которое должно быть положено "в базу противоположностей". Особенное природное начало опосредует противоположности: "теплое - прохладное", "образованное - несведущее", "единое - почти все" и т.д., потому что, по словам Аристотеля, "противоположности не могут повлиять друг на друга" (курсив мой. - П.Г.). Третье начало - подлежащее - само уже не АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава будет противоположностью чего-либо, подчеркивает Аристотель.

Чтоб наглядно показать, как надо осознавать это "лежащее в базе", Аристотель гласит: "Лежащая в базе природа познаваема по аналогии: как относится медь к статуе, дерево к ложу либо материал и неоформленное вещество, до принятия формы, ко всему обладающему формой, так и природный субстрат АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава этот относится к сути, определенному и существующему предмету".

Опосредуя противоположности при помощи третьего - "подлежащего", либо "лежащего в базе", - Аристотель порывает с тем способом мышления, у истоков которого стоит элейская школа, а завершителем которого в античности по праву считают Платона (этот способ сам Аристотель именует диалектикой). Конкретно отсутствие "среднего звена АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава" меж противоположностями, согласно Аристотелю, лежит в базе тех апорий, которые свойственны для философии элеатов: "...1-ые философы в поисках правды и природы имеющегося уклонились в сторону, вроде бы сбитые с пути неведением; они гласили, что ничто из имеющегося не появляется и не уничтожается, потому что возникающему нужно появляться либо АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава из сущего либо из не-сущего, но ни то, ни другое нереально, потому что сущее не появляется (оно уже существует), а из не-сущего ничего не возникнет... и таким макаром... они стали утверждать, что почти все не существует, а есть только само сущее". Тут Аристотель излагает учение АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава Парменида, лежащее в базе также и апорий Зенона, которого Аристотель называл "первым диалектиком".

Вправду, Парменид исходил из "последних" противоположностей, дальше уже ни к чему не сводимых: сущее - не-сущее (бытие - небытие); из невозможности их опосредовать он сделал поочередный вывод: бытие есть, небытия нет. "А мы утверждаем, - возражает Аристотель, - что когда АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава появляется чего-нибудть из сущего либо из не-сущего, либо когда не-сущее либо сущее производит либо испытывает чего-нибудть, либо вообщем когда оно становится чем-нибудь определенным, то в известном отношении это ничем не отличается от того варианта, когда доктор делает либо испытывает чего-нибудть, либо вообщем из АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава доктора что-либо делается либо появляется..."

Там, где для элеатов появлялись неразрешимые трудности: как из небытия может появляться бытие, из не-сущего - сущее - трудности, которые пробовал разрешить Платон, открывший, что бытия нет, если нет небытия, что одного нет, если нет другого, - там для Аристотеля дело обстоит очень просто, если не сказать АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава - житейски. Он показывает, что эта драматическая коллизия бытия - небытия ничем не отличается от варианта, когда идет речь о бытии либо небытии тех либо других предикатов хоть какого из узнаваемых нам "сущих", к примеру доктора. Как объясняет Аристотель свою идея? "...Доктор, - гласит он, - строит дом не как доктор, как АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава строитель и седоватым становится, не так как он доктор, а так как он брюнет: врачует же и становится несведущим в медицине, так как он доктор. А потому что мы вернее всего говорим: "доктор делает либо испытывает чего-нибудть либо становится чем-нибудь из доктора", если он испытывает либо делает это АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава либо становится чем-нибудь, так как он является доктором, то ясно, что и "появляться из не-сущего" обозначает: "так как оно является не-сущим". Вот этого-то не умея различать, прежние философы и сбились с пути и благодаря этому неведению наделали столько новых ошибок, что стали АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава мыслить, как будто ничто прочее не появляется и не существует, и убрали всякое появление".

Разберемся в аргументах Аристотеля. Его рассуждение исходит не из сущего как такого, как некого подлежащего (субъекта либо субстанции) и не-сущего как обратного ему подлежащего же, а из сущего и не-сущего как предикатов некого АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава подлежащего (в этом случае - доктора). В итоге предикаты, которые охарактеризовывают доктора, так как он конкретно доктор (умеет ли он отлично вылечивать либо не умеет), также изменение, происходящее в нем, так как он доктор, т.е. возникновение на место 1-го предиката другого, обратного ему, будут выступать как сущее либо как АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава появление сущего из сущего. В отличие от их изменение предикатов, принадлежащих доктору "по совпадению", т.е. не так как он конкретно доктор, но так как он также и строитель либо так как он вообщем человек и т.д., следует рассматривать как появление сущего из не-сущего. Другими словами, седина появляется АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава у доктора как не-врача, и дом строит доктор как не-врач - в этом конкретно смысле и появляется сущее из "не-сущего". У Аристотеля, таким макаром, появление из "не-сущего" трактуется как случайное появление, при этом само осознание случайного тут очень типично. Пример с доктором указывает, что конкретно АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава соображает Аристотель под случайным: признак "седины" для подлежащего "доктор" совсем не связан с его сутью как доктора и в этом смысле случаен. В "Метафизике" Аристотель тоже показывает, что появление из несуществующего "может совершаться только привходящим образом", т.е. случаем. Так как у критикуемых Аристотелем "диалектиков" идет речь о появлении сущего АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава из не-сущего, то всякое появление для их в конечном счете случаем, потому они и не считают вероятной науку о природе, где происходит появление и ликвидирование. Что все-таки касается аристотелевского осознания появления, происходящего не случаем, то оно появляется из сущего. Аристотель специально ради разъяснения появления подразделяет все АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава имеющееся на вероятное и действительное - категории, играющие важную роль в его философии. Не случаем появляется то, что перебегает из вероятного в действительное. В примерах с доктором не случаем появляется ухудшение либо улучшение докторского искусства, ибо всякий доктор в способности является качественным либо неумелым доктором.

Заместо абсолютного различения сущего и не-сущего Аристотель АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава гласит о переходе от имеющегося одним методом к существующему другим методом; основанием для различения этих методов является у него "природный субстрат", предикатами которого будут "сущее" и "не-сущее". Подытоживая свое рассуждение, Аристотель гласит об элеатах (и всех тех, кто не смог отыскать "третье"): "Если б обозначенный АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава природный субстрат был ими увиден, он избавил бы все их неведение". Главное же, что нереально разъяснить при отсутствии "третьего", опосредующего противоположности, - это, по убеждению Аристотеля, изменение; потому элеаты и обосновывали невозможность (немыслимость) конфигурации.

Платон в отличие от элеатов признавал изменение, но считал, что изменчивое не может быть предметом достоверного познания АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава, а поэтому и не разрабатывал физику как науку о природе. Согласно Аристотелю, этот взор Платона обоснован его методологическим принципом; он тоже не смог (либо не счел необходимым) отыскать средний термин, к которому могли быть отнесены противоположности. По правде, Платон противопоставляет друг дружке два начала: сущее и не-сущее; 2-ое начало АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава он именует также "материей", "неопределенной двоицей", "огромным и малым", - одним словом, "другое" есть принцип нескончаемой изменчивости.

Материя у платоников выступает, таким макаром, как начало небытия (хотя и не только лишь), т.е. как лишенность, по словам Аристотеля. "Мы, со собственной стороны, говорим, что материя и лишенность - различные АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава вещи, из коих одна, конкретно материя, является не имеющейся по совпадению, лишенность же - не имеющейся сама по для себя, что материя близка к сути и в известном отношении есть суть, лишенность же - ни при каких обстоятельствах. А они считают "огромное" и "маленькое" идиентично не-сущим либо то и другое вкупе, либо порознь АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава каждое, так что этот метод образования триады совсем другой, чем наш".

В полемике с платониками Аристотель "расщепляет" платоновское понятие "другого" на два понятия: лишенность (stЪresiV) и материя (џlh). Лишенность - это обратное сущего, а материя - среднее меж этими 2-мя противоположностями - сущего и не-сущего: "Потому что существует нечто божественное, благое АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава и достойное рвения, то одно мы называем обратным ему, а другое - способным стремиться и добиваться его, согласно собственной природе. У их же (платоников. - П.Г.) выходит так, что обратное начало стремится к собственному уничтожению. И, но, ни форма не может добиваться самой себя, ибо она не нуждается, ни противоположности АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава, ибо противоположности уничтожают друг дружку. Но домогающейся является материя..."

Материя. Различение Аристотелем 2-ух родов бытия - реального и вероятного

Стремясь отыскать "лежащее в базе" третье, которое было бы посредником меж противоположностями, Аристотель вводит свое понятие материи, уточняя платоновское понятие материи как "другого", "небытия", "неопределенной двоицы". Уже у Платона АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава в "Тимее", как мы отмечали, материя выступает не только лишь в качестве "небытия", да и как "восприемница и кормилица всего сущего". Но это 2-ое значение материи у Платона, во-1-х, недостаточно выявлено и отделено от первого, а во-2-х, при уточнении этого понятия Платон сближает материю с местом. Аристотель же верно и АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава поочередно проводит различие меж "лишенностью" и материей как возможностью (dЏnamiV). Что все-таки касается осознания этой последней, то тут Аристотель полемизирует с Платоном, считая недопустимым отождествление материи с местом.

Разглядим оба эти момента поочередно. Введение Аристотелем понятия материи как способности вызвано его неприятием способа Платона, исходящего из АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава противоположностей "сущее - не-сущее". В итоге такового подхода, пишет Аристотель, Платон отрезал для себя путь к постижению конфигурации, составляющего главную черту природных явлений. "...Если взять тех, кто приписывает вещам бытие и небытие вкупе, из их слов быстрее выходит, что все вещи находятся в покое, а не в движении: по АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава правде, изменению уже не во что произойти, ибо все характеристики имеются у всех вещей" (курсив мой. - П.Г.).

Этот упрек Аристотеля в адресок Платона, в первый раз создавшего тот способ, который разъясняет все отдельное, исходя из его места в системе, т.е. способ системно-структурный, есть, по существу, тот АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава же упрек, который нередко можно слышать и сейчас по отношению к системно-структурному способу. Платон, говоря современным языком, не может разъяснить развитие и изменение, ибо его система синхронична и диахрония в ее рамках невозможна, она разрушает эту систему.

Итак, противоположности бытие - небытие, гласит Аристотель, необходимо опосредовать кое-чем третьим; таким АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава посредником меж ними выступает у Аристотеля понятие "бытия в способности". Понятие способности Аристотель вводит, таким макаром, для того, чтоб можно было разъяснить изменение, появление и смерть всего природного и тем избежать таковой ситуации, которая сложилась в системе платоновского мышления: появление из не-сущего - это случайное появление АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава. И, вправду, все на свете преходящих вещей для Платона трансцендентно, ибо носит случайный нрав. Таковой упрек по отношению к величавому диалектику античности может показаться странноватым: ведь, как понятно, конкретно диалектика рассматривает предметы исходя из убеждений конфигурации и развития, чего никак нельзя сказать о формально-логическом способе, создателем которого справедливо АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава считают Аристотеля.

И все же упрек Аристотеля полностью оправдан, если разобраться в существе дела. Вправду диалектика Платона рассматривает предмет в его изменении, но только это особенный предмет - логический; феноминальным образом оказывается, что при всем этом в поле зрения Платона не попадает то изменение, которое происходит с чувственными вещами. Еще больше феноминально то АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава, что для сотворения критерий, при которых в поле зрения науки могли бы оказаться конфигурации, происходящие в чувственном мире, необходимо было создать логику, которая отличается от платоновской, а конкретно такую, в какой сами логические формы не стали бы быть субъектом конфигурации. Субъект конфигурации у Аристотеля из сферы логической переместился АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава в то "подлежащее", по отношению к которому логические определения выступили как "сказуемые", как "предикаты". Если у Платона "отношение" было первичным, а "относимые" - вторичными, то у Аристотеля дело обстоит напротив. Сущее, таким макаром, имеет у Аристотеля двойственный нрав: сущее в реальности и сущее в способности. И так как оно АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава имеет "двойственный нрав, то все меняется из имеющегося в способности в имеющееся в реальности, к примеру из белоснежного в способности в белоснежное в реальности. И идиентично обстоит дело также по отношению к росту и убыли. А поэтому появление может совершаться не только лишь - привходящим образом - из несуществующего, но также все АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава появляется из имеющегося, конкретно из того, что существует в способности, но не существует в реальности".

Понятие dЏnamiV имеет несколько разных значений, которые Аристотель выявляет в V книжке "Метафизики". Два основных значения потом получили и терминологическое различение в латинском языке - potentia и possibilitas, которые А.В. Кубицкий переводит как "способность АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава" и "возможность".

"Заглавием возможности сначала обозначается начало движения либо конфигурации, которое находится в другом либо так как оно - другое, как, к примеру, строительное искусство есть способность, которая не находится в том, что строится; а докторское искусство, будучи некоторою способностью, может находиться в том, кто лечится, но АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава не так как он лечится" (курсив мой. - П.Г.).

Аристотель показывает дальше вероятные значения "возможности" и "способного", общим моментом которых является конкретно отношение их к изменению, движению, переходу из 1-го состояния в другое. Так, "строительное искусство" - способность деяния построения, согревающее - способность согреваемого, лечащее - способность оздоровляемого и т.д. Конкретно поэтому АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава, что потенция в смысле возможности всегда связана с движением, конфигурацией и является условием последнего, она и вводится Аристотелем как понятие, без которого невозможна наука о природе.

2-ое значение понятия возможность (dЏnamiV) не имеет дела к движению, ибо охарактеризовывает конкретно те объекты, которые не являются физическими в аристотелевском смысле этого слова АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава. "Неосуществимым, - гласит Аристотель, - будет то, обратное чему нужным образом поистине (как, к примеру, нереально, чтоб диагональ была соизмеримой, так как такое утверждение есть ересь и обратное ему не только лишь поистине, да и нужно , чтоб диагональ была несоизмеримой...). А обратное неосуществимому, вероятное, в этом случае, когда не АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава нужно, чтоб обратное было ложью, как, к примеру, что человек посиживает - может быть: ибо не посиживать не является нужным образом ложью".

Оба значения понятия dЏnamiV меж собой связаны органичнее, чем это может показаться на 1-ый взор. В чем состоит эта связь, мы увидим при анализе понятия "реальность", соотносительного с АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава понятием "возможность".

"...Все то, в чем находит для себя выражение понятие возможности, всходит к первому значению этого понятия; таким началом для возможности является начало конфигурации, находящееся в другом либо так как это другое..." Это значение Аристотель, как лицезреем, заявляет главным.

Этот момент мы специально выделили для того, чтоб не АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава появлялось недоразумения либо двусмысленности при употреблении термина "потенция". Греческое dЏnamiV нередко переводится на российский язык как "возможность" и при всем этом конкретно в значении "способность". Так, В.П. Карпов переводит dЏnamiV конкретно в его первом и основном значении "способность" при помощи определений "потенция" либо "возможность", которые им АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава употребляются как конкретные.

Понятие потенции (возможности) имеет у Аристотеля в качестве собственного коррелята понятие деятельности. Деятельность, как объясняет Аристотель, в известном смысле можно уподобить цели, т.е. тому, "ради чего" существует способность, "ибо как цель выступает дело, а делом является деятельность, почему и имя "деятельность" (ЩnЪrgeia) делается от имени "дело АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава" (Ьrgon) и по значению приближается к "осуществленности" (pr'V ЩntelecЪian)". Эти определения - энергейя, эргон и энтелехия (от слова телос - "цель", "конец"), как лицезреем, самим Аристотелем характеризуются как схожие по смыслу. Время от времени Аристотель соотносит потенцию с энтелехией, время от времени же - с энергией.

При всем этом АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава Аристотель различает два варианта реализации возможности. В одном случае это будет сама деятельность воплощения (к примеру, видение - процесс реализации возможности к зрению), в другом - определенный продукт: к примеру, дом есть воплощение возможности к строительству. "Отсюда в тех случаях, где в итоге выходит еще чего-нибудть, не считая внедрения , в их реальность АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава принадлежит тому, что создается (к примеру, деятельность строительства дана как действительность в том, что строится, ткацкая работа - в том, что ткется, а схожим же образом - и в других случаях, и вообщем движение - в том, что движется); а в тех случаях, когда не выходит какого-нибудь результата, кроме реальной АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава деятельности, эта деятельность находится как действительность в самих действующих созданиях..."

Как лицезреем, термин ЩnЪrgeia употребляется Аристотелем как для свойства деятельности по осуществлению возможности, так и для обозначения результата, продукта деятельности. В первом случае "энергейя" - это деятельность; во 2-м - это быстрее реальность; в российском языке нет слова, эквивалентного греческому АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава "энергейя", в каком совмещались бы оба эти значения.

Нужно также отметить, что деятельность - реальность, по Аристотелю, первее возможности - способности, хотя на 1-ый взор может показаться, что дело обстоит напротив, ибо до того как способность сумеет реализоваться, она уже должна быть налицо. И по правде, исходя из убеждений времени, гласит Аристотель, она АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава в известном смысле до этого реальности; но реальности принадлежит первенство в более принципиальном - в отношении сути: "Вещи, которые позднее в порядке появления, ранее исходя из убеждений формы и сути (к примеру, взрослый мужик впереди малыша и человек - впереди семени...); а не считая того все, что появляется, ориентировано в АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава сторону собственного начала и цели (ибо началом будет то, ради чего происходит чего-нибудть, а появление происходит ради цели); меж тем цель - это реальность, и ради этой цели принимается способность. Ибо не для того, чтоб владеть зрением, лицезреют живы существа, но они владеют зрением для того, чтоб созидать..."

Тезис АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава о приоритете деятельности (реальности) над способностью (возможностью) исходя из убеждений сути очень важен для научной программки Аристотеля. Этот тезис вполне согласуется с аристотелевским учением об онтологическом первенстве формы по сопоставлению с материей. Несложно созидать, что положение о приоритете реальности над возможностью представляет собой философское выражение глубочайшего убеждения Аристотеля в АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава том, что высшее не может появляться из низшего, что из хаоса самого по для себя никогда не родится космос, из лишенного смысла - смысл, из материи - форма. Это убеждение Аристотель делит с Платоном, а эллинистическая и средневековая наука и философия - с Аристотелем.

Не случаем одним из важных аргументов АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава в пользу приоритета реальности над возможностью является у Аристотеля аргумент "от нескончаемых вещей": "...ей (реальности. - П.Г.) принадлежит первенство и поболее главным образом, ибо нескончаемые вещи - до этого преходящих, меж тем ничто вечное не дается как вероятное". Типично подтверждение этого положения у Аристотеля: "Всякая способность есть в одно и то АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава же время способность к отрицающим друг дружку состояниям... То, что способно к бытию, может и быть и не быть, а как следует, одно и то же способно и быть и не быть. Но то, что способно не быть, может не быть, а то, что может не быть, преходяще АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава... Таким макаром, все те вещи, которые являются непреходящими, как такие, никогда не бывают даны, как такие, в способности..." Эту же идея Аристотель объясняет и в другом месте: "В способности одно и то же может быть совместно обратными вещами, но в реальном осуществлении - нет". Как лицезреем, возможность по самому собственному понятию содержит противоречие АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава: "способное быть" в то же время есть "способное не быть", а вещи нескончаемые не могут быть к противоречию причастны - такой принцип Аристотеля. Мы помним, как решает Аристотель делему противоречия: противоречащие друг дружке утверждения не могут быть настоящими по другому как при условии, что они охарактеризовывают предмет или АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава в различное время, или в разных отношениях. Потому и "способность быть " либо "не быть " может принадлежать только вещам преходящим, ибо только они есть во времени и могут изменяться во времени.

Подведем результат рассмотрению понятий способности и реальности. Какие задачки решает Аристотель, вводя в свое учение эти понятия? Видимо, не АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава будет ошибкой сказать, что он разрабатывает таким методом несколько взаимно связанных заморочек.

Во-1-х, вопрос общеметодологический, связанный с неувязкой противоречия: два обратных определения не могут быть присущи предмету животрепещуще; человек не может быть сразу нездоровым и здоровым. Обратные определения могут быть присущи предмету исключительно в способности. Тождество противоположностей АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава, этот основной принцип диалектики Платона, относится, по Аристотелю, только к сфере способности.

Во-2-х, вопрос метафизический: сфера способности конкретно в силу того, что ей присуще тождество противоположностей, по собственному статусу ниже реальности; вечное бытие - это незапятнанная реальность, оно не имеет способности.

В конце концов, в-3-х, категории способности и реальности АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава вводятся для решения основного вопроса физики: что такое движение? Разумеется, что решение этого вопроса внутренне связано как с общеметодологическими, так и с метафизическими основами учения Аристотеля. Трудность анализа аристотелевской программки состоит конкретно в том, что при рассмотрении физического нюанса хоть какой задачи нельзя терять из виду два других ее АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава нюанса.

Аристотелевская теория движения

Как ранее говорилось, Аристотель был первым древним философом, создавшим понятийный аппарат для определения того, что такое движение, а тем - первую форму физической науки. "Потому что природа, - читаем в "Физике", - есть начало движения и конфигурации, а предметом нашего исследования является природа, то нельзя оставлять невыясненным, что такое движение: ведь АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава неведение движения нужно тянет за собой неведение природы".

Вопрос о том, что такое движение, как может быть найти его в понятиях, представляет огромные трудности, подчеркивает Аристотель. Не случаем Платон и его ученики в Академии не в состоянии сделать движение объектом научного зания: они не могли дать ему положительного определения АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава, а означает, и не могли постигнуть движение средством понятий. Вправду, как мы гласили, платоновское определение всего подвижного и изменчивого является чисто отрицательным; изменчивое для Платона - это то, что обратно миру вечно-сущего (мыслях), а стало быть, не-сущее. Аристотель подвергает критике эту установку Платона и платоников: "Они молвят АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава, - пишет он, - что движение есть разнородное, неравное и не-сущее; но ничему из этого нет необходимости двигаться, будет ли оно разнородным, неравным либо несуществующим, и изменение как в направлении к этому, так и от этого существует не в основном, чем от обратного. Причина, почему они помещают движение в таковой АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава разряд, состоит в том, что движение кажется кое-чем неопределенным, а начала другого ряда - неопределенными вследствие того, что основаны на лишенности: ведь ни одно из их не представляет собой ни определенного предмета, ни свойства, ни иных категорий. А почему движение кажется неопределенным, это находится в зависимости от того АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 2 глава, что его нельзя просто поместить ни в число потенций предметов, ни в число энергий: ведь ни возможное количество, ни животрепещущее не двигаются в силу необходимости; с другой стороны, движение кажется известной энергией, но только не завершенной".


articulares-superiores-et-inferiores.html
artikul-voinskij-petra-i.html
artikulyacionnaya-gimnastika-dlya-mishc-yazika.html